Зубастый Пупс

Рецензия.
"Выбраковка". Олег Дивов


       Честно говоря, долгое время никак не мог взяться за этот роман, хотя многие рекомендовали. Почему? Одна из причин в том, что для меня эта книга во многом вторична. По крайней мере, в идейном плане. Уже были Снегов с 'Диктатором', Головачев с 'Запрещенной реальностью', Никитин со своими 'Странными романами'. Все они предлагали восторженному читателю свое обоснование допустимости меньшего зла, ради ликвидации большего. 'Выбраковка' лишь одна из внушительного ряда подобных работ. Я такие книги воспринимаю, как социальный заказ. В принципе, пока это свежо и остро, в этом нет ничего плохого, если написано качественно, и если автор оставляет ослепленному вполне обоснованной ненавистью читателю лазейку, 'для подумать'.
       Как обыватель, я понимаю подоплеку таких книг, понимаю их пафос, причины популярности. Если государство, в котором ты живешь, управляется бандитами, если ты постоянно по жизни сталкиваешься с криминалом, конечно, устаешь, звереешь. 'Под нож, ублюдков' - и тут, пожалуйста, Головачев со своим 'Чистилищем' и 'Стопкримом'. Снегов с диктатором, который предпочитал топить преступников в дерьме, не просто убивать, а вот так, чтоб страшно, мерзко, доходчиво и другим не повадно было. Никитин с его публичными повешениями. И конечно, Дивов с 'выбраковщиками' из АСБ. Разговор у всех этих 'благородных убийц' с жертвами короткий. Что говорить, проблема преступности на бумаге решается эффективно. Правда, ненадолго. И не только преступности. Потом истребляют детей-калек, инвалидов и т.д. Ну, т.е. тех, кто 'засоряет' генофонд нации, потом инородцев . . ., ну а потом и самих 'выбраковщиков'. Закономерно. Все в рамках логики идейных вдохновителей подобных чисток. Убийство не может быть безнаказанным. И неважно утопил ли ты человека в нечистотах, повесил или сгнобил на каторге за дело или по ошибке (и такое бывает). В итоге вырезана часть населения и сами палачи. В итоге общество со временем возвращается к своему естественно-скотскому состоянию. Та его часть, что не была уничтожена, настолько привыкает к подобным зверствам, что находит их вполне уместными, естественными и обоснованными. Психика их необратимо меняется (у Дивова это например отлично раскрыто в одном из финальных эпизодов про Ирину, будущую жену главного героя и бабушек-маразматичек. Там весьма примечательный диалог).
       Но. Перечисленные писатели, в том числе и Дивов, не были бы по настоящему талантливыми, не подав тему под несколькими углами зрения. Все они знают историю: опыт опричнины, якобинского террора, ЧК и НКВД и посему предлагают такую меру хм. . . улучшения общества: во-первых, как временную. Во-вторых, как одну из возможных мер. Смотрите, у Снегова, наряду с 'Министерством Террора', есть 'Министерство Милосердия', помощь обреченным детям врага, публичный суд над Гамовым, инициированный самим же Гамовым. У Головачева в 'Запрещенной реальности' человечество имеет дело не с банальными бандитами, а с проявлениями высшего, нездешнего зла, которое использует людей, в качестве проводников своей воли, как инструменты. Что говорить, это он удачно увел проблему из этической плоскости в область мистики. Вроде, как абсолютное зло, чего с ним церемонится, круши. Но с другой стороны, тот же Головачев четко говорит, что бесполезно уничтожать инструменты на место одного уничтоженного появляется два, и предлагает решение проблемы зла через воспитание детей, тех, кого еще можно спасти (об этом же говорят Стругацкие в 'Гадких лебедях'). То же самое описывает и Никитин, по-своему.
       Все перечисленные авторы очень неоднозначно оценивают работу и само существование подобных карательных структур, инквизиций. Их деятельность сама по себе, без дополнительных мер просто преступна, еще и потому, что бесплодна. Они выкорчевывают сорняки, но если поля человечески душ не засеивать культурой, вырастит все та же погань, пусть и через поколение, только еще страх будет перед возможным повторением кровавой бани, он не остановит преступления, нет, скорее нравы сделает еще жестче. Жаль, что за внешней канвой: 'Круши нехорошиков' многие не обращают внимание на это. Слишком велико в нас желание избавиться от порядком доставшей социальной дряни. Впрочем, оно вполне законно и понятно.
       Правда, о том, что остается еще 'дракон внутри' от которого не убежать и которого не уничтожить тоже мало, кто помнит. Вот и Дивов, не смотря на кажущуюся симпатию к 'выбраковщикам' (образ Гусева у него безусловно получился, и весьма симпатичным) дает понять внимательному читателю, что сам он не разделят на 100% уверенности в необходимости такого органа как 'Агентство Социальной Безопасности'. Его дело показать, что может быть и так, а читатель сам решит для себя, а действительно может ли, а главное нужно ли? Для этого он использует интересный литературный прием: 'книга в книге', перенося сам факт написания своего романа в будущее и предваряя его двумя предисловиями. Первое - сдержанное из достаточно отдаленного будущего, которое трактует явление неоднозначно, и второе, непосредственно после описываемых событий - резко отрицательное, написанное журналистом, представителем нелюбимого в народе (и в основном справедливо) либерального лагеря. Кто-то скажет, что, мол, вот Дивов струсил, спрятался за двумя позициями, чтобы четко собственную не озвучить, но это на самом деле не так. Просто он, как и я, например, не может для себя четко определить, как сделать так, чтобы народ проснулся, чтобы мир вернулся на улицы, а мразь с этих улиц исчезла. Ведь моря крови уже были и не однажды. И к чему привело? Да ни к чему. Исключительно к временному оздоровлению, потому как такие методы, как и наша медицина лечат проявления болезни, а не ее причину (а может он тоже читал Камю 'Размышление о гильотине'.:))
       Корни болезни в самом обществе и в каждом из нас. В воспитании или отсутствии оного. Я как-то набрел на статистику по преступлениям и преступникам. Точных цифр не помню, но меня поразило: сколь мал процент среди всех преступников по-настоящему отмороженных: психопатов, маньяков. И как велик процент тех преступлений, которые мы называем 'бытовухой', совершенных обычными, пусть и обычно опустившимися обывателями. От пьянства, нужды, озлобленности (следствия неустроенного бытия). Если уничтожать всех, кто способен на подобное, то наверно надо мочить просто всех подряд. Любой несет в себе ростки зла. Это наше проклятие от рождения, никуда от него не деться. Задача общества и окружения не дать им прорости, выполоть, оставляя потенциального носителя все-таки в живых, хм . . . и не только по возможности.
       На текущий момент власть и социум делают все, чтобы эти ростки взлелеять. Как итог - массовые гекатомбы из века в век, из государства в государство. Одна за другой. Так что идею о том, что можно однозначно оздоровить общество только с помощью таких вот приемов, считаю несостоятельной и просто опасной.
       Почему же, тем не менее, я считаю, что эту книгу надо прочитать? Знаете, погружаясь в роман, я сопереживал автору не только потому, что для меня близка и ясна проблематика этой книги, как и любому гражданину нашей страны. Ёлки-палки, роман писался чувством. Не с чувством, а именно чувством. Боль, которую каждый из нас ощущает от того, что происходит в стране, Дивов перенес на страницы своей книги. Щедро поделился. Это переживания и страдания неглупого и главное неравнодушного человека на тему того, что происходит вокруг. Да, тот рецепт, что он предлагает, не сработает. Он знает об этом, но другого варианта не видит и честно излагает так, как чувствует. Сам себя, давя при этом контрдоводами. Поэтому у меня не осталось никакого озлобления по отношению к автору за жестокости, в общем, совершенно ненужные, красочно описанные им в романе. Я понимаю, почему он это написал, почему он так написал.
       Знаете, очень хотелось бы верить, что роман Дивова 'Выбраковка' все- таки о прошлом, а не о будущем. Очень. На самом деле, в наших силах сделать так, чтобы подобные сценарии остались страшными сказками, напоминанием человечеству о том, что с ним станет, как только оно престанет карабкаться наверх. По 'золотой лестнице Будды'. Ведь все мы знаем, что для этого нужно.